Генеративная функция и гинекологическая заболеваемость у работниц производства гелий-неоновых лазеров

21.07.2021 115 0.0 0

В настоящем разделе представлены результаты исследований менструальной, детородной функций и гинекологической заболеваемости у 140 женщин, занятых в промышленном производстве гелий-неоновых лазеров.

В процессе исследований были изучены условия труда работниц различных профессий, занятых в создании лазеров. Установлено, что условия труда в целом отвечают требованиям, предусмотренным соответствующими нормативными документами по технике безопасности при работе с ОКГ и по организации защитно-профилактических мероприятий от вредного воздействия лазерной генерации нерабочих местах и в заводских помещениях, где имеются источники такого рода облучения. Это в первую очередь относится к соблюдению безопасных уровней облучения на рабочих местах (что контролировали при помощи радиометрических измерений аппаратом «Измеритель-1» отечественного производства) и применению других организационных, технических средств защиты, о которых речь пойдет в специальном разделе (раздел 4.3.). Однако следует отметить, что при юстировке лазеров или выполнении других производственных процессов в условиях генерации лазерного излучения инструктивные правила работы с источниками такого воздействия соблюдали не всегда; недооценивали необходимость использования средств индивидуальной защиты.

Воздействие лазерного излучения на организм человека

На основании изучения условий и специфики труда женщин различных профессий, занятых в производстве гелий- неоновых лазеров, все обследованные были выделены в 3 профессиональные группы:

1-я – работающие постоянно в условиях излучений (юстировщики, испытатели, некоторые инженерно-технические работники) – 39 человек;

2-я    – работницы цеха производства лазеров, занятые преимущественно на участках, где отсутствует генерация излучений (вакуумщицы, клейщицы и др.) – 51 женщина. Работницы этой группы Значительно реже и в течение непродолжительного времени подвергаются воздействию лазерной генерации;

3-я    – контрольная группа женщин, работающих в аналогичных условиях производства (радиомонтажницы, стеклодувы) – 50 женщин.

Воздействие других профессиональных вредностей на организм работниц в данных группах исключалось.
По возрасту и стажу работы обследуемые распределялись равномерно во всех трех профессиональных группах. Более половины всех женщин были в возрасте 21-30 лет и имели стаж работы по указанным выше специальностям от 1 до 5 лет; 25-30% – в возрасте до 20 лет со стажем работы до 1 г; 11-14% женщин всех трех профессиональных групп были в возрасте 31-40 лет и имели стаж 6-10 лет.

Всех женщин обследовали по комплексной программе, включающей:

  1. Подробный сбор и тщательное изучение анамнестических данных о состоянии менструальной, половой и детородной функций, гинекологической и общесоматической
    заболеваемости.
  2. Повторные гинекологические осмотры с применением методов гормональной кольпоцитодиагностики, определением симптомов зрачка, кристаллизации шеечной слизи, анализом данных базальной термометрии в динамике менструального цикла, исследованием степени частоты влагалища, цитологии слизи канала шейки матки; проведением кольпоскопии (при обнаружении патологически измененной шейки матки).
  3. Анализ данных лабораторных методов исследования (крови, мочи, выделений из влагалища и др.).
  4. Анализ данных обследования женщины другими специалистами (терапевтом, невропатологом, окулистом, оториноларингологом, профпатологом).

Все вышеперечисленные объективные и анамнестические данные заносили в специальные карты обследования, которые были заведены на каждую работницу. Карты разработаны сотрудниками Киевского НИИ педиатрии, акушерства и гинекологии М3 УССР и рекомендованы к внедрению при комплексном обследовании женщин промышленных предприятий.

При анализе анамнестических данных о характере менструальной функции у женщин, работающих в условиях постоянного излучения гелий-неонового лазера (1-я группа), было выявлено, что нерегулярные менструации с отклонениями в 6-10 дней отмечались у 2 женщин; полименорея – у 1; альгодисменорея – у 2 обследуемых. Таким образом, в 5 случаях (12,8%) были отмечены нарушения менструальной функции. Однако у всех обследованных указанные изменения наблюдались и до работы на обследуемом предприятии. У остальных работниц менструальная функция, согласно анамнестическим данным, была нормальной. Обращает на себя внимание тот факт, что у 3 женщин 1-й группы до работы на предприятии имели место нерегулярные, болезненные менструации, 1 из них страдала ювенильными кровотечениями. Период работы на предприятии для этих женщин совпал с нормализацией менструальной функции. Одна работница связывает такое улучшение с замужеством, у 2-х – факторы, способствующие нормализации, не установлены. Методами функциональной диагностики у этих больных обнаружен нормальный овуляторный цикл. У 2 женщин с анамнестически установленными нарушениями менструальной функции выявлена относительная недостаточность лютеиновой фазы, у 1 – смешанная форма: эстроген-прогестероновая недостаточность.

Менструальный цикл у всех оказался овуляторным. Ни одна из обследованных не отметила ухудшения менструальной функции за время работы на заводе.

Нарушения менструальной функции отмечены у 9 работниц (17,6%) 2-й группы, подвергавшихся действию лазерной радиации периодически. У 2 из них были нерегулярные менструации, у 2 – гиперполименорея климактерического генеза, у 5 – болезненные менструации. Методами функциональной диагностики у 2 женщин выявлен ановуляторный цикл, у 1 – относительная прогестероновая недостаточность, у остальных женщин – нормальный двухфазный цикл. У 6 из 9 работниц указанные нарушения менструальной функции отмечались и до работы на заводе, у 2 наступили в климактерический период, у одной – без видимой причины. Наряду с этим, у 4 женщин наблюдалось улучшение менструальной функции в период работы на предприятии, причем 2 из них в течение первого года работали на участке с постоянной лазерной генерацией.

В контрольной (3-й) группе, согласно анамнестическим данным, нарушение менструальной функции в период обследования наблюдалось у 10 женщин (20%). Ановуляторный менструальный цикл установлен лишь у 1 обследованной, у 2 Женщин обнаружена эстрогенпрогестероновая недостаточность, у 1 – относительная недостаточность лютеиновой фазы, у 3 женщин цикл был непостоянный (то монофазный, то двухфазный).

Таким образом, мы не установили вредного влияния излучения гелий-неонового лазера на менструальную функцию в исследуемых условиях производства. Напротив, у нескольких женщин в период работы на участке с наличием гелий-неоновой лазерной радиации отмечена самостоятельная нормализация ранее нарушенного менструального цикла.

При исследовании репродуктивной функции у всех обследованных женщин детородного возраста бесплодия не обнаружено. Среднее число беременностей на 1 женщину репродуктивного возраста, живущую половой жизнью, составляло в 1-й группе – 2,5; во 2-й – 1,9, в 3-й – 1,8. Это указывает на более высокую способность к зачатию и в определенной мере объясняет наибольшую частоту абортов у женщин 1-й группы. Следует отметить, что у 3 женщин, работающих на участке с наличием постоянной генерации излучений, наблюдалось по одному случаю самопроизвольного прерывания беременности в ранние сроки, что составило 10 % по отношению к общему числу беременностей у женщин 1-й группы. Во всех случаях беременность была желанной. Выяснено, что одной из них за полгода до наступления указанной беременности произведен искусственный аборт, других заболеваний половых органов, вызывающих самопроизвольное прерывание беременности, не обнаружено. У 1 женщины имелась относительная гиперэстрогения, другой патологии на время обследования у женщин также не выявлено.

Во 2-й и 3-й группах наблюдалось по одному самопроизвольному аборту (в первом или во втором триместре беременности), что составило соответственно 5,2 и 4%.

Следовательно, в группе женщин, постоянно работающих в условиях гелий-неоновой лазерной генерации, наряду с увеличением способности к зачатию, отмечено учащение случаев самопроизвольного прерывания беременности на ранних этапах её развития. Нельзя исключить, что это обусловлено эндокринными сдвигами в организме, вызванными лазерной радиацией. Однако эти наблюдения немногочисленны и требуют дальнейшего изучения.

Выяснено, что во время беременности все женщины продолжали работать в тех же производственных условиях вплоть до получения дородового декретного отпуска. Они освобождались лишь от посменной работы в ночное время.

Количество беременностей, закончившихся родами, существенно не отличалось во всех трех профгруппах. Роды, как правило, протекали нормально. Осложнения течения беременностей и родов у женщин трех профгрупп встречались в единичных случаях, были нетяжелыми и носили скоропроходящий характер.

Так, в 1-й группе наблюдали в 2 случаях угрозу прерывания беременности в ранний срок, в 1 – ранний токсикоз беременности. Роды и послеродовый период у всех женщин этой группы протекали без осложнений. Во 2-й профгруппе осложнения отмечены у 3 работниц: угроза прерывания беременности, ранний токсикоз и нефропатия I степени (по одному случаю). В 3-й профгруппе отмечены ранний токсикоз в легкой форме (2 случая), отеки беременных (2 случая), нефропатия I степени (1 случай). Роды и послеродовый период у женщин 1-й и 3-й профгрупп протекали нормально. Лишь у 2 женщин 3-й профгруппы наблюдали слабость родовой деятельности, в связи с чем проведена стимуляция родов. Других осложнений в течение родовой деятельности не было.

Общее состояние новорожденных от женщин трех профгрупп было оценено в 9 или 10 баллов по шкале Апгар в 39 из 41 случая). Лишь в 2 случаях (в 1-й и 3-й профгруппах) состояние новорожденных при рождении оценивалось в 8 и 7 баллов. Средняя масса тела детей при рождении составляла: в 1-й группе – 3400 г, во 2-й – 3235 г, в 3-й – 3200 г, причем по возрасту и паритету родов все 3, обследуемые группы рожениц были идентичны.

Гинекологические заболевания, по данным анамнеза и объективного исследования, встречались в единичных случаях. При обследовании женщин 1-й группы в 1 случае выявлен хронический воспалительный процесс маточных труб и яичников (в анамнезе у больной имелись искусственные аборты, вероятно спровоцировавшие воспаление), а также 2 случая бессимптомной фибромиомы матки. Фибромиомы матки наблюдались у женщин 38 и 42 лет со стажем работы в условиях постоянной генерации излучений свыше 5 лет. Методами функциональной диагностики у них выявлена относительная гиперэстрогения.

Во 2-й группе у 2 женщин обнаружена эрозия шейки матки (эндоскопически – доброкачественная зона трансформации), которая возникла еще до перехода на завод (у обеих стаж работы менее одного года). Одна женщина с десятилетним стажем работы на предприятии 6 лет назад перенесла операцию по поводу фибромиомы матки.

В 3-й группе у 2 женщин обнаружена эрозия шейки матки (эндоскопически – эктопия и доброкачественная зона трансформации), у 1 —хронический сальпингоофорит и латентно протекающий трихомоноз.

Опухолевых и опухолевидных заболеваний половой сферы у обследованных 2-й и 3-й групп не выявлено.
При анализе гинекологической заболеваемости с временной утратой трудоспособности за 1974-1978 гг. установлено, что эти показатели были одинаковы как по предприятию в целом, так и в обследуемом цехе. При этом средние показатели заболеваемости, выраженные количеством случаев на 100 работниц, были несколько выше по предприятию, чем по цеху производства ОКГ. Они составляли в среднем по статье 19 (болезни женских половых органов) 1,56 (для предприятия в целом) и 1,31 (для обследуемого цеха), а по статье 20 (осложнения беременности, родов и послеродового периода) соответственно 1,7 и 1,36. В 1-й и
2-й профессиональных группах не зафиксировано ни одного случая потери трудоспособности в связи с гинекологической заболеваемостью за последние 5 лет.

Таким образом, излучение гелий-неонового лазера в исследуемых условиях производства, по-видимому, не оказывает выраженного отрицательного влияния на менструальную, детородную функции женщины и гинекологическую заболеваемость. Однако, следует отметить некоторую тенденцию к учащению случаев самопроизвольного прерывания беременности в ранние сроки, фибромиом матки, относительной гиперэстрогении у женщин, работающих в условиях гелий-неонового лазерного облучения. В проведенных нами экспериментальных исследованиях, представленных в разделе 1 (1.2., 1.3.), было показано, что многократное облучение гелий-неоновым лазером в небольших экспозициях (0,5-5 мин) оказывает выраженную стимуляцию продукции эстрогенных гормонов у животных, ведущую к гиперэстрогении в организме, что согласуется с данными А. С. Соколовой (1975), Е. Г. Шварева (1979), Ю. Д. Дрейзина и соавторов (1975, 1977), В. И. Грищенко и соавторов (1977, 1981) и других авторов. Наряду с этим было также выявлено достоверное учащение случаев внутриутробной гибели зародышей на доимплантационных стадиях эмбриогенеза, которое мы расценивали как результат гиперэстрогенного эффекта, индуцированного гелий-неоновым облучением. На основании приведенных данных собственных наблюдений и литературы логично предположить, что те же гормональные сдвиги (относительная гиперэстрогения) в организме женщин, работающих в условиях действия лазерной радиации, могли обусловить и появление случаев самопроизвольного прерывания беременности в ранние сроки, а также развитие фибромиомы матки.

Поэтому противопоказаниями для работы женщин с источниками излучения гелий-неонового типа являются беременность ранних сроков, привычное невынашивание беременности, нарушения менструальной функции, гипер-пластические состояния эндометрия и другие патологические процессы, возникающие на фоне гиперэстрогении. Кроме того, при лечении женщин репродуктивного возраста лучами гелий-неонового лазера следует рекомендовать контрацепцию на время всего курса лазеротерапии и в течение месяца после него; по тем же причинам следует считать противопоказанием для проведения лазеротерапии беременность ранних сроков.

Вышеизложенные данные литературы и результаты проведенных нами исследований подтверждают необходимость соблюдения защитно-профилактических мероприятий при работе с ОКГ, в том числе и с низкоэнергетическими источниками излучения гелий-неонового типа.


Читайте также:

Комментарии
Имя *:
Email *:
Код *: