Влияние лазерного излучения на состояние здоровья лиц, обслуживающих ОКГ

21.07.2021 79 0.0 0

В данной статье будет рассмотрено влияние прямого, отраженного и рассеянного лазерного излучения на состояние здоровья лиц, обслуживающих ОКГ.

Основными органами, в которых реализуется непосредственный повреждающий эффект лазерной радиации и путем изменения в которых лазерное излучение оказывает неблагоприятное действие на другие органы, системы и организм в целом, являются глаза и кожные покровы. Изменения в этих (так называемых критических) органах учитывают при разработке нормируемых параметров облучения лазерным светом.

Известно, что при работе с лазерами различных типов возможны как функциональные, так и органические изменения в зрительном анализаторе. Локализация, характер и степень их выраженности зависят от энергии воздействия, длины волны, режима работы ОКГ. Так, например, излучение в ультрафиолетовой области спектра чаще всего вызывает изменения в роговице глаза, тогда как излучение видимой области спектра – изменения в сетчатке, а инфракрасное излучение – в радужной оболочке, хрусталике и в стекловидном теле (И. М. Суворов и соавт., 1981).

Воздействие лазерных излучений на организм человека и защита от них

На сетчатке глаз у части работников, обслуживающих импульсные твердотельные лазеры с длиной волны 1,06 мкм и с плотностью энергии излучения 3X 10-5Дж/см2, выявляются светлые депигментированные очажки (Л. М. Омельяненко и соавт., 1971), у работающих с гелий-неоновыми лазерами мощностью 2-20 мВт – желтовато-белые очажки (А. Б. Мирошниченко, С. Ф. Кроз, 1974).

При исследовании функционального состояния глаз у работающих с инфракрасным излучением нередко обнаруживалось снижение темновой адаптации (Л. М. Омельяненко и соавт., 1971), тогда как при работе с излучением в видимой области спектра – снижение световой, контрастной, цветовой чувствительности.
Известно, что глаз обладает выраженной способностью к фокусировке света, особенно лазерного, который является когерентным. Поэтому даже при незначительной выходной мощности излучения (порядка нескольких милливатт) возможны серьезные повреждения тканей глазного дна. Кроме того, установлено, что эффект облучения способен кумулироваться во времени: нарастание морфологических и функциональных изменений в тканях глазного дна отмечено при повторных воздействиях, невзирая на то, что плотность энергии каждого сеанса облучения не превышают предельно допустимой величины.
Кроме того, если учесть, что лазеры, генерирующие волны инфракрасной области спектра (невидимой глазом), при низкой мощности излучения не вызывают особых ощущений, а в больших дозах обусловливают неизлечимые поражения глаз, то станет ясным, как важны индивидуальные меры защиты глаз. Авторы считают, что даже боковое отражение луча небезопасно для сетчатки глаза.

Помимо местных специфических расстройств в зрительном анализаторе при воздействии лазерного излучения на глаз (прямого, отраженного и рассеянного) могут возникать и общие изменения в организме, неспецифические реакции других органов и систем (М. Н. Омельченко и соавт., 1971; А. И. Семенов, 1976).
Значительные повреждения возникают при воздействии излучения высокоэнергетических лазеров на незащищенную кожу. Прямое попадание этого фактора на кожные покровы может вызвать значительные ожоги, степень тяжести которых зависит от мощности и времени воздействия. Определенную опасность для кожных покровов, хотя менее значительную, чем для глаз, может представить отраженное и рассеянное лазерное излучение, если его интенсивность в рабочей зоне превышает предельно допустимые уровни. Однако известно, что излучение даже небольшой интенсивности при длительном хроническом действии может вызвать гистохимические изменения в коже, повысить ее чувствительность к другим факторам, индуцировать специфические фотохимические реакции, приводящие к общим изменениям в организме.

Уже вскоре после появления первых лазеров было обнаружено избирательное взаимодействие излучения с пигментами (меланином, гемоглобином). Так, в результате нарушений процессов меланогенеза шерсть животных, выросшая на облученном месте, оказалась лишенной пигмента. Взаимодействием гемоглобина с излучением объясняется повышенная чувствительность эритроцитов к лучам лазера, более интенсивное разрушение их, чем тромбоцитов и лейкоцитов.

При обследовании большой группы лиц, обслуживающих высокоэнергетические оптические квантовые генераторы импульсного действия (выходной мощностью порядка сотен джоулей), М. Омельяненко и соавторы (1971) помимо функциональных и органических изменений зрительного анализатора (микроочаги помутнения в хрусталике, депигментированные очажки в радужной оболочке) обнаружили определенные изменения со стороны нервной и сердечно-сосудистой систем с нарушениями по типу вегетативной дисфункции и нейроциркуляторной дистонии. Эти клинические данные подтверждены результатами специальных инструментальных исследований (электроэнцефалографии, реоэнцефалографии, механокардиографии, электрокардиографии). Причем следует отметить, что фон рассеянного излучения имел плотности энергии, близкие к пороговым (3 X 10~5 — 6 X 10_6 Дж/см2). При обследовании операторов, наладчиков, юстировщиков лазерной аппаратуры с относительно невысокой выходной мощностью (0,05-10 Дж) выявлены однотипные функциональные изменения со стороны тех же органов и систем. Обнаруженные функциональные нарушения сердечно-сосудистой и нервной систем клинически проявлялись в виде симптомокомплекса, характерного для астеновегетативного синдрома. Последний считается профессиональной патологией, характерной для лиц, работающих в условиях отраженного и рассеянного лазерного излучения (О. М. Рацбаум, 1977). Существует мнение, что этот симптомокомплекс реализуется в результате раздражения светом зрительного анализатора через так называемую оптико-вегетативную систему путем рефлекторного воздействия на вегетативные образования гипоталамуса и сетчатой части среднего мозга.

Функциональные изменения зрительного анализатора (снижение цветоощущения, темновой адаптации, повышенная утомляемость глаз), а также нервной и сердечно-сосудистой систем практически полностью исчезают после длительного отдыха. Выраженность и устойчивость этих изменений зависит от энергетических и спектральных параметров лазерной радиации, а также от общих гигиенических условий рабочей среды.

Е. Б. Бабурина и А. А. Комарова (1976) провели исследования функционального состояния вестибулярного анализатора у работающих с инфракрасным лазерным излучением с плотностью энергии 3X10-5–6 X10-6 Дж/см2. Установлено угнетение вестибулярного анализатора, причем у половины обследованных имелись нарушения в области центрального отдела анализатора. Эти данные, равно как и изменения со стороны зрительного анализатора, нервной, сердечно-сосудистой систем, по мнению ряда авторов (В. Г. Артамонова и соавт., 1975; А. А. Комарова и соавт., 1976, и др.), вызваны, с наибольшей вероятностью, центральными регуляторными расстройствами, обусловленными раздражающим действием лазерного излучения и ярких световых вспышек.

У работающих с лазерами отмечаются также изменения гематологических показателей и ряда обменных процессов. При обследовании представителей различных профессиональных групп, контактирующих с лазерами импульсного режима действия, все исследователи  отмечали выраженные патологические изменения в основном красной крови и системы свертывания крови. М. И. Бурнашовой и соавторами (1977) при обследовании 60 рабочих, контактирующих в течение 1-3 лет с неодимовым лазером в импульсном режиме с энергией в импульсе до 0,5 Дж, установлено повышение у них уровня холестерина в крови и активности щелочной фосфатазы в сыворотке крови и тканях. При изучении активности 6 ферментов у работающих с твердотельными лазерами (А. А. Комарова и соавт., 1977) установлено повышение активности 4 из них (щелочной фасфатазы, аспартатаминотрансферазы, холинэстеразы, ацетилхолинэстеразы). Исследователи объясняют это неспецифическим усилением обменных процессов в организме. Аналогичные изменения были обнаружены авторами и в экспериментальных исследованиях. Многие из наблюдаемых в условиях производства эффектов лазерного излучения могут быть объяснены его стимулирующим влиянием на обменные процессы в организме.

Хроническое воздействие даже небольших уровней энергии ОКГ вызывают уже достоверные изменения ряда биохимических показателей крови, в то время как, согласно временным санитарным правилам, при работе с ОКГ безопасная освещенность роговой оболочки глаза составляет 10-5 Вт/см2 при времени воздействия 0,15 с.

Таким образом, имеется немало данных, указывающих на необходимость пересмотра существующих норм безопасных уровней лазерного облучения для обеспечения надлежащей охраны здоровья лиц, занимающихся созданием и эксплуатацией источников лазерного излучения. Это повышает требования к дальнейшим обстоятельным научным исследованиям, выдвигает необходимость изучения не только ближайших, но и отдаленных последствий влияния лазерной радиации на здоровье длительно работающих с источниками излучения, включая углубленные исследования характера воздействия генерации различных типов лазеров на генеративную функцию организма, эмбриогенез и генетический аппарат человека. Как упоминалось выше, таких данных пока крайне недостаточно.

Кроме того, необходимо отметить, что большинство приведенных исследований посвящено выяснению вопросов гигиенического значения радиации, генерируемой неодимовым, рубиновым и СО2-лазерами, тогда как излучение гелий-неоновых лазеров в профессионально-гигиеническом аспекте изучено значительно хуже. По-видимому, это обусловлено тем, что выходная мощность излучения большинства гелий- неоновых лазеров не превышает нескольких единиц и десятков милливатт, что практически исключает возникновение термических эффектов в тканях. Однако известно, что глубина проникновения в ткани и степень поглощения красной радиации гелий-неоновых лазеров значительно выше, чем других видов лазерного излучения, например, с длиной волн в сине-зеленом участке спектра. Это обусловливает значительно большую биологическую активность лучей гелий-неоновых лазеров по сравнению с лазерными лучами с другими длинами волн.

Данных об изменении половых органов и физиологических функций половой системы организма женщин, длительно работающих с лазерным излучением этого типа, в доступной нам литературе мы не обнаружили.

Тем не менее высокая монохроматичность и когерентность излучения, небольшие мощности питания и то обстоятельство, что долгое время гелий-неоновый лазер был единственным квантовым прибором, с помощью которого получали непрерывное когерентное излучение, способствовали наиболее широкому распространению указанного типа ОКГ в различных отраслях народного хозяйства. Поэтому и занятость женщин в производстве и эксплуатации низкоэнергетических лазерных источников гелий-неонового типа на сегодняшний день значительно выше и с каждым годом растет все быстрее, чем на производствах с другими лазерными источниками. Очевидна необходимость исследования излучения гелий-неонового лазера в профессионально-гигиеническом аспекте, и прежде всего с точки зрения влияния его на здоровье женщины, ее детородную функцию, а значит, и здоровье будущего потомства.

Вышеизложенное послужило основанием для изучения (параллельно с описанными в главе I экспериментами) генеративной функции и гинекологической заболеваемости у женщин, занятых в производстве ОКГ гелий-неонового типа. Данные этих исследований представляют интерес не только для профпатологов и гигиенистов, но и для специалистов, изучающих возможности применения лучей гелий-неонового лазера как нового лечебного фактора в акушерстве и гинекологии.


Читайте также:

Комментарии
Имя *:
Email *:
Код *: